gay
 


  Российский литературный портал геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов
ЗНАКОМСТВА BBS ОБЩЕСТВО ЛЮДИ ЛИТЕРАТУРА ИСКУССТВО НАУКА СТИЛЬ ЖИЗНИ ГЕЙ-ГИД МАГАЗИН РЕКЛАМА
GAY.RU
  ПРОЕКТ ЖУРНАЛА "КВИР" · 18+ ПОИСК: 

Авторы

  · Поиск по авторам

  · Античные
  · Современники
  · Зарубежные
  · Российские


Книги

  · Поиск по названиям

  · Альбомы
  · Биографии
  · Детективы
  · Эротика
  · Фантастика
  · Стиль/мода
  · Художественные
  · Здоровье
  · Журналы
  · Поэзия
  · Научно-популярные


Публикации

  · Статьи
  · Биографии
  · Фрагменты книг
  · Интервью
  · Новости
  · Стихи
  · Рецензии
  · Проза


Сайты-спутники

  · Квир
  · Xgay.Ru
  · Юркун



МАГАЗИН




РЕКЛАМА







В начало > Публикации > Интервью


Маруся Климова
Франсуа Жибо: "Брат Людовика XIV был гомосексуалистом, однако никаких особых проблем это обстоятельство за собой не повлекло..."


Франсуа Жибо и его друг Филипп Николич, бывший солист группы ''2 be3''

Франсуа Жибо (1932) - писатель, адвокат, автор фундаментальной трехтомной биографии Луи-Фердинанда Селина, член парижского Кассационного суда, кавалер Ордена Почетного Легиона, коллекционер, меценат и, наконец, просто характерный представитель парижского света. В Павловске, на мраморной доске, где золотыми буквами высечены имена людей, дававших деньги на восстановление дворца, есть и его имя... Как обычно, Франсуа Жибо встречает меня в своей квартире на втором этаже частного особняка, который примыкает к известному парижскому кинотеатру "Пагода", и мы вместе проходим в его кабинет. Бюро Людовика XVI украшает бюст Ленина работы Штауба. На круглом столике среди безделушек я замечаю огромный нож мясника. "Им убили одного пьяницу, а я помог оправдать убившую его жену", - поясняет мне хозяин кабинета. "Китайцам и собакам вход запрещен" (1998) - первый роман Франсуа Жибо, представлял собой нечто среднее между автобиографией и фантастическим произведением. Его выходу в свет сопутствовал не столь уж частый для современной французской литературы скандал...





Франсуа Жибо: О, это был совсем небольшой скандал, причем он разразился не после выхода романа, а после того, как по нему была поставлена театральная пьеса. Тут же появились многочисленные статьи в прессе, после этого в китайском посольстве и узнали о существовании этого романа, хотя сам роман был опубликован уже пару лет назад. И вот тогда там решили подать на меня в суд, чтобы я изменил название пьесы. Естественно, этот факт только способствовал увеличению количества зрителей, которые жаждали увидеть пьесу, все газеты тоже сразу же стали об этом писать, так как это их чрезвычайно забавляло. В суд подали представители Ассоциации парижских китайцев, и процесс все же состоялся. Меня защищал адвокат Жорж Кешман - один из самых известных в Париже - и мы выиграли процесс.

Таким образом, мы оставили за собой право использовать именно это название: "Китайцам и собакам вход воспрещен". Само собой, ни в моем романе, ни в поставленной по нему пьесе не содержится ровно ничего против китайцев - наоборот, скорее, я хотел этим показать, насколько нелепо было видеть это объявление в Шанхае в те далекие времена (кажется, в 1960-е годы). Так что все закончилось мирно и никаких личных неприятностей с китайцами у меня сейчас нет. Более того, я не только сохранил с ними дружеские отношения, но и приобрел новых преданных сторонников и поклонников из их числа. К тому же, роман был вскоре после этого издан в Китае, хотя при переводе название, кажется, все-таки изменили. Но я даже не знаю, как мой роман называется на китайском...


Обложка русского издания романов Франсуа Жибо. Издательство ''Kolonna publications'' и ''Митин журнал''

Маруся Климова: Значит, с китайцами вы разобрались... А русские вас не пугают? Мне показалось, что в вашем последнем романе "Не все так безоблачно", который вскоре должен выйти по-русски, содержатся намеки на российские реалии. Так, например, война между племенами трабузуков и сакаленов начинается в ночь с 21 на 22 июня. Кроме того, вы упоминаете имя Путина...

Франсуа Жибо: Нет, конечно же, нет. В романе нет ничего общего с российской историей, и я вовсе не имел в виду Россию. А если русские вдруг найдут в моей книге что-то им чрезвычайно знакомое - это будет чисто случайным совпадением, ну и, конечно же, комплиментом мне как писателю. Между прочим, моя мать рассказывала мне, что у нас с царевичем Алексеем была общая кормилица - француженка из Нормандии. Так что я вправе считать себя самого немного русским... Кстати, помимо имени Путина, я упоминаю также и Саддама, и Папу, и еще многих личностей, которых можно охарактеризовать как одержимых какой-либо навязчивой идеей, своего рода безумцев, но безумцев возвышенных. Я точно могу вам сказать, что в моем романе не содержится никаких намеков на русских, я не имею никаких предубеждений ни против русских, ни против самого Путина. Просто один мой герой, сумасшедший, обвиняет психиатра в том, что тот хочет нанести вред его ребенку, объявив его также сумасшедшим. Таким образом, у него становятся виновными все: папа римский, Путин, Носферату, - потому что он не знает, кого выбрать и кто на самом деле виновен в его проблемах... Короче говоря, я пишу в таком типично французском стиле, как бы выворачивая мир наизнанку. В общем, я просто продолжаю французскую традицию...

Мне кажется, что писатели всегда были настроены против окружающей их реальности и критиковали современные им нравы и политику. Естественно, я говорю в первую очередь о великих писателях. Вспомните хотя бы Мольера, Вольтера, Монтескье, классиков 18 века - они все критиковали окружающий мир. То же самое можно сказать и про писателей 19 века - творчество Бальзака или же Золя, например, является ужасным шаржем на общество. О Селине и говорить нечего! Практически вся французская литература стоит на критике, на высмеивании. Таким образом, выявляя скрытые пороки, можно дать людям шанс избавиться от них, измениться в лучшую сторону. Хотя, положа руку на сердце, должен сказать, что к настоящему моменту, общество не так уж сильно изменилось, как, впрочем, и люди...

МК: В оригинале название вашего нового романа звучит как "Un nuage après l’autre" ("За облаком облако"), что невольно навевает ассоциации с романом Селина "D’un château l’autre" ("Из замка в замок"). Вы сознательно стремились к такому созвучию?

ФЖ: Нет, ничего общего с романом Селина этот роман не имеет. Я назвал свой роман так, потому что в нем описывается череда катастроф, которые следуют одна за другой, без малейшего просвета. Герои моего романа хотят сделать как лучше, они стремятся к идеалу, но у них все получается плохо, так что в полном соответствии с заголовком: одно облако сменяет другое, и никакого просвета не видно. Ничего не поделаешь, но жизнь - ни что иное, как череда катастроф, худшая из которых, конечно же, смерть. Создавая своих героев, я как бы расчленил на части свое собственное сознание, свое "я", которое, как и у всех людей, раздирают противоречивые чувства и желания, поэтому если собрать изо всех этих персонажей одного, попытаться сделать этакого "франкенштейна", то перед читателями предстанет моя личность...

МК: Тем не менее, ассоциации с Селином в вашем случае неизбежны. Все-таки вы являетесь президнтом Всемирного Общества Селининских Исследований, автором трехтомной биографии Селина и, наконец, душеприказчиком его вдовы Селина. Кстати, я слышала, что "Безделицы для погрома" и другие скадально-знаменитые памфлеты Селина собираюся сейчас опубликовать в серии "Плеяда" у Галлимара?

ФЖ: Нет, нет, такого не будет. Я знаю, что очень многие хотели бы увидеть все памфлеты Селина опубликованными, и, возможно, предпринимаются какие-то попытки это сделать, однако мадам Детуш категорически против этого возражает, поэтому такого проекта на данный момент не существует. В свое время мне уже приходилось участвовать в процессе, который я затеял против тех, кто опубликовал памфлеты Селина вопреки воле его вдовы. Тогда меня буквально засыпали письмами с угрозами. А кто посылал эти письма - мы так никогда и не узнали.

МК: Я знаю, что вам приходилось участвовать во многих крупных судебных процессах своего времени, наиболее громким из которых, наверное, был суд над африканским императором Бокасой - поскольку последнему, среди прочих, вменялось в вину людоедство... Сейчас, после унификации законодательства Европейского Союза, по многим европейским государствам прокатилась волна своеобразной либерелиации в сфере прав и свобод, которая - по крайней мере, если судить по телевизионным репортажам - в первую очередь затронула права сескменьшинств. Однако изменение законов далеко не всегда ведет к изменению реальной ситуации. Случалось ли вам сталкиваться с нарушениями прав сексуальных меньшинств во Франции?

ФЖ: В целом гомосексуальность во Франции всегда принималась нормально - во всяком случае, если сравнивать с другими странами, где за это были даже предусмотрены уголовные наказания. Например, брат Людовика XIY был гомосексуалистом, и всем об этом было известно, однако никаких особых проблем это обстоятельство за собой не повлекло. Так что даже исторически так сложилось, что во Франции гомосексуальные отношения как между мужчинами, так и между женщинами, никогда особенно не подвергались запретам...

Но, конечно же, в моей практике мне случалось сталкиваться с преследованиями гомосексуалистов. Другое дело, что эти преследования, как правило, совершались не открыто, а тайно, поэтому их достаточно сложно было выявить. Помню, я рассматривал дело, когда хозяин автомастерской уволил работника после того, как увидел его выходившим из гей-клуба. При этом у сотрудника были прекрасные характеристики, он даже ни разу в течение пяти лет не опоздал на работу. Было довольно сложно доказать мотивацию поступка хозяина, но все же мне удалось выиграть дело, сопоставив все факты.

Или вот еще. Совсем недавно я выступал адвокатом на процессе. Двое юношей шли поздно ночью по Парижу, и на них напали какие-то наглые юнцы, причем причина нападения была только одна: юноши были гомосексуалистами, шли в обнимку, и их поведение вызвало раздражение хулиганов. Нападавшие очень сильно избили моих подзащитных, так что те даже оказались в больнице, но, к счастью, остались живы. Так что в определенной среде у нас до сих пор сохранилось нечто вроде анти-гомосексуального расизма...

Но французские законы защищают гомосексуалистов, как и прочие меньшинства. Никто не имеет права нападать на них, подвергать преследованиям и ущемлять в правах. Парижское общество гомосексуалистов сейчас прекрасно знает свои права. Недавно они добились того, что получили право заключать пакс - это не брак, но гражданский договор, который дает права гомосексуалистам вполне официально жить вместе, то есть они защищены законом, имеют общую собственность, которую даже могут наследовать в случае смерти одного из них. Этот закон был недавно принят во Франции. Кроме того, в налоговое законодательство тоже были внесены существенные поправки: теперь гомосексуальная пара, заключившая гражданский союз, получает точно такие же льготы в уплате налогов, как и обычная гетеросексуальная семья. Однако гомосексуалисты продолжают сражаться за право регистрировать настоящие браки и усыновлять детей. Кстати, новая Европейская Конституция, которую, как вы знаете, французы не приняли, но за которую лично я голосовал, действительно, запрещала любые ограничения и дискриминацию по вопросам секса, религии, расы и сексуальных предпочтений. Правда, дискриминация у нас и так запрещена: нельзя, например, указывать в качестве причины отказа приема на работу национальность, вероисповедание или гомосексуальность человека. И теперь во всей Европе люди все более открыто заявляют о том, что они гомосексуалисты - во всяком случае, в крупных городах. Разве что где-нибудь в провинции положение по-прежнему остается сложным, ибо там еще многие считают гомосексуалистов ненормальными существами. Поэтому люди, придерживающиеся нетрадиционной ориентации, предпочитают переезжать в большие города, где есть специальные газеты, журналы, где их не просто терпят, а, можно сказать, принимают как равных. В Париже уже существует целый квартал, где есть специальные рестораны, кафе - квартал Марэ, улица дез Аршив - там по ночам кипит особая жизнь, и даже магазины ориентируются в первую очередь на гомосексуалистов. Мэр Парижа недавно открыто заявил, что он гомосексуалист. И это огромный прогресс! Это означает, что в психологии людей за последнее время произошли определенные сдвиги, если уж они проголосовали за человека нетрадиционной сексуальной ориентации.

МК: А как вы относитесь к такому понятию как "гей-культура"?

ФЖ: Я вообще не думаю, что существует какая-то особая гей-культура, поскольку воспринимаю только всю культуру в целом, безо всякого разделения по сексуальной ориентации. Вряд ли сексуальная ориентация каким-то образом выражалась в творчестве великих композиторов, писателей, художников, которые были гомосексуалистами...

Беседовала Маруся Климова, 7 ноября 2005 года
Опубликовано в книге - Франсуа Жибо. "Не все так безоблачно" (Un nuage apres l'autre"). Тверь: Митин Журнал, KOLONNA Publications, 2005



О людях, упомянутых в этой публикации



· Франсуа Жибо


Copyright © Эд Мишин
Главный редактор: Владимир Кирсанов

Рейтинг@Mail.ru

Принимаем книги на рецензии от авторов и издателей по адресу редакции. Присылайте свои материалы - очерки, рецензии и новости литературной жизни - на e-mail. Адрес обычной почты: 109457, Москва, а/я 1. Тел.: (495) 783-0099

Полезняшки: