gay
 


  Российский литературный портал геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов
ЗНАКОМСТВА BBS ОБЩЕСТВО ЛЮДИ ЛИТЕРАТУРА ИСКУССТВО НАУКА СТИЛЬ ЖИЗНИ ГЕЙ-ГИД МАГАЗИН РЕКЛАМА
GAY.RU
  ПРОЕКТ ЖУРНАЛА "КВИР" · 18+ ПОИСК: 

Авторы

  · Поиск по авторам

  · Античные
  · Современники
  · Зарубежные
  · Российские


Книги

  · Поиск по названиям

  · Альбомы
  · Биографии
  · Детективы
  · Эротика
  · Фантастика
  · Стиль/мода
  · Художественные
  · Здоровье
  · Журналы
  · Поэзия
  · Научно-популярные


Публикации

  · Статьи
  · Биографии
  · Фрагменты книг
  · Интервью
  · Новости
  · Стихи
  · Рецензии
  · Проза


Сайты-спутники

  · Квир
  · Xgay.Ru
  · Юркун



МАГАЗИН




РЕКЛАМА







В начало > Публикации > Фрагменты книг


Шарлоттa фон Мальсдорф
Вступление
(фрагмент книги: "Я сам себе жена. 2-е изд.")


Шарлотта фон Мальсдорф. Кадр из фильма ''Я сам себе жена''

Бритоголовые, человек тридцать, с металлическими прутьями, газовыми пистолетами, ракетницами и оторванными от заборов планками в руках, приближались к Мальсдорфу.

Я выглянул в сад из окна своего музея периода грюндерства. Ветерок покачивал развешанные на веревках бумажные луны. Человек восемьдесят еще не разъехавшихся к этому часу гостей весело и непринужденно отмечали весенний праздник: двойник Тины Тернер разгримировался, исполнительница танца живота уже не извивалась перед гостями, а стояла среди них у бара. На гриле жарились колбаски. Геи и лесбиянки танцевали, и луна призрачно светила сквозь ветви деревьев, как на дешевенькой пестрой открытке.

"Выключу-ка свет и выгляну еще раз наружу", - подумал я. Весь вечер этого майского дня 1991 года мы с моей сотрудницей Беатой через каждые полчаса провожали через музей гостей, приехавших из близка и далека.

Едва успев погасить последнюю лампу, я услышал этот звонкий дребезжащий звук, на который у меня аллергия вот уже пятьдесят четыре года: звон разбитого стекла. В музей вбежал бледный как смерть молодой человек: "Вызывай полицию!"

Неонацисты без разбору обрушивали на гостей удары палок. Все происходило с сумасшедшей быстротой. Один из особо "мужественных" нападавших с двух шагов выстрелил из ракетницы в лицо моей второй сотруднице, Сильвии, едва не задев ей глаз. А молодой женщине из Мюнхена пуля все-таки попала в глаз: сетчатка была тяжело травмирована. Восемнадцатилетней девушке они проломили палкой череп.

Крики и стоны мешались с треском и скрежетом: под ударами жестокой толпы разваливались информационные стенды, установленные группой восточноберлинских гомосексуалистов, и музыкальный автомат.

Кожаные куртки ворвались на танцплощадку. Там, будто маяк, стоял трансвестит в развевающемся старомодном платье и большой красной шляпе с широкими полями. Они хотели было наброситься на него, но трусливо приостановились: он тоже успел вооружиться планкой от забора. Стоя перед этой бандой в ярком свете прожектора, он лишь повторял: "Что вы зверствуете?" Вдруг все остановились, переглянулись в замешательстве, кто-то крикнул: "Легавые!", и неонацисты бросились прочь, как охваченное паникой стадо. Однако, убегая, они успели несколько раз выстрелить в соседний двор, где находился склад макулатуры. Загорелись сотни тонн бумаги. Крики, беспорядочная беготня, подоспели пожарные, пятьдесят человек хлопотали вокруг огня, раненых увозили в больницу - сущий хаос.

С железной тяпкой в руке я выскочил из дома. Сильвия и Беата бросились мне наперерез, крича, что все уже кончилось. Они крепко схватили меня и затолкали обратно в дом. Они понимали, что если бы кто-нибудь подвернулся мне под руку, я бы ударил, не думая о последствиях.

Через час я вышел с фонариком в сад, увидел разбитые стенды, осколки бутылок, разломанный проигрыватель и развороченный музыкальный автомат. И подумал, подметая осколки: "Как все похоже!"

Я ехал в трамвае из Мальсдорфа в Копеник и смотрел в окно: продуктовый магазин "Эгона" был разбит, как и еврейский магазинчик мыла Вассерфоге-ля; в витринах еврейского магазина "Кон" в Копенике тоже не осталось стекол. Трамвай остановился в Старом городе, как раз напротив магазина тканей. Молодая хозяйка, заливаясь слезами, подметала остатки своего имущества. Рядом, широко расставив ноги, стояли три штурмовика: "Старая жидовская свинья, теперь-то ты научишься работать". Я в ярости вцепился в поручень. Они пнули женщину тяжелыми сапогами, и она упала на осколки. Трамвай двинулся дальше. Когда я возвращался из школы, все магазинчики были заколочены досками. Было утро 10 ноября 1938 года.


У музея грюндерства. Шарлотта фон Мальсдорф поднимается по ступеням. Фото из фильма ''Я сам себе жена''

Дома прислуга рассказывала, как нацисты бесчинствовали в других еврейских магазинах: "Господин

Браунер, - говорила она дядюшке дрожащим от возмущения голосом, - Вы даже не можете себе представить, как разбиты магазины у Титца, Верт-хайма и Брандманна. У Брандманна они повыбрасывали все часы на улицу, прямо через витрину. Штурмовики топтали стекла часов тяжелыми сапожищами и разбивали камнями циферблаты, а золото и драгоценности пихали в карманы. Это же преступление!"

Неужели это правда? Известная на весь Берлин фирма Брандманна разрушена? Я всегда с таким удовольствием слушал по радио: "Бим, бам", - и следовала реклама напольных часов Брандманна на улице Мюнцштрассе. Как часто мы с дядюшкой проходили мимо их витрин, и как я был счастлив, видя в них красивые часы.

Непроизвольно дядюшка перешел на шепот: "Эмми, держите все это про себя, мы должны быть осторожны. Кто знает, что еще будет?" Мудрый мой дядюшка, я стольким обязан ему.

За десять лет до этого, в воскресенье, .18 марта 1928 года в Мальсдорфе, сонной деревушке на восточной окраине Берлина, я появился на свет. Я, Лотар Берфельде.

© Глагол, 1997, 2006



Copyright © Эд Мишин
Главный редактор: Владимир Кирсанов

Рейтинг@Mail.ru

Принимаем книги на рецензии от авторов и издателей по адресу редакции. Присылайте свои материалы - очерки, рецензии и новости литературной жизни - на e-mail. Адрес обычной почты: 109457, Москва, а/я 1. Тел.: (495) 783-0099

Полезняшки: