gay
 


  Российский литературный портал геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов
ЗНАКОМСТВА BBS ОБЩЕСТВО ЛЮДИ ЛИТЕРАТУРА ИСКУССТВО НАУКА СТИЛЬ ЖИЗНИ ГЕЙ-ГИД МАГАЗИН РЕКЛАМА
GAY.RU
  ПРОЕКТ ЖУРНАЛА "КВИР" · 18+ ПОИСК: 

Авторы

  · Поиск по авторам

  · Античные
  · Современники
  · Зарубежные
  · Российские


Книги

  · Поиск по названиям

  · Альбомы
  · Биографии
  · Детективы
  · Эротика
  · Фантастика
  · Стиль/мода
  · Художественные
  · Здоровье
  · Журналы
  · Поэзия
  · Научно-популярные


Публикации

  · Статьи
  · Биографии
  · Фрагменты книг
  · Интервью
  · Новости
  · Стихи
  · Рецензии
  · Проза


Сайты-спутники

  · Квир
  · Xgay.Ru
  · Юркун



МАГАЗИН




РЕКЛАМА







В начало > Публикации > Интервью


Почем Слава в Америке?

Вся его жизнь - сплошной перформанс. Поэтому порой трудно определить, где заканчивается закомплексованный мальчик из провинциального Кемерова, наивно мечтающий о завоевании мира, и начинается Супермогутин, который мечтает уничтожить человечество и ставит на уши любую страну, куда бы ни приехал. 5 лет назад он первым в России открыто объявил себя гомосексуалистом и даже пытался зарегистрировать однополый брак со своим американским любовником. После чего Ярослав по вполне понятным причинам был вынужден эмигрировать в Штаты. Недавно в столичной галерее "Риджина" отечественная богема могла познакомиться с новым явлением Могутина народу. Признаться честно, многие были разочарованы его почти благопристойным проектом "Сон терминатора". И даже публичные чтения шокирующих своей откровенностью могутинских "Романа с немцем" и "Сверхчеловеческих супертекстов" не избавили публику от ощущения, что их обманули. Все ждали скандала, провокации, и вдруг такой облом. Что же случилось с Супермогутиным, куда девался его бунтарский дух?

- Складывается впечатление, что не ты уделал Америку, а она тебя.

- Я уезжал в статусе дебошира и хулигана. Многие до сих пор помнят, как я напивался на ответственных мероприятиях, устраивал стриптиз на столе, бил посуду и ночевал в вытрезвителях. Но если раньше для меня эпатаж был одной из ударных составляющих моего творчества, то теперь работа на публику мне уже неинтересна. Я не открещиваюсь от своих поступков - ведь они часть моей шальной жизни. Но согласись, было бы нелепо, если бы я вечно оставался подростком-хулиганом. Я меняюсь, и, к счастью, гораздо быстрее, чем представление публики обо мне. Думаю, отношение к новому Могутину - вопрос времени.

- Как начиналось твое завоевание Америки?

- Я приехал в Нью-Йорк со своим другом Робертом Филиппини. В первые дни я испытал в Штатах шок, поскольку мой приезд не произвел среди американцев никакого ажиотажа. Пришлось смириться с мыслью, что я уже не знаменитость. Впрочем, и не до славы было. Меня полностью поглотило решение тупых и унизительных проблем, связанных с оформлением документов на политическое убежище. Целый год я убил на хождение по инстанциям и правозащитным организациям. В результате долгой бюрократической возни я все же получил статус политического беженца. На жизнь в то время я зарабатывал журналистикой, делал интервью с различными американскими знаменитостями для российских изданий.

- Правда, что подняться тебе помогла могущественная нью-йоркская гомосексуальная мафия, которая там всем заправляет?

- Очередной миф. В моем случае голубая тусовка не только не помогла мне, а наоборот, даже в некотором смысле помешала. В гомосексуальной прессе была всего одна публикация обо мне, и то провокационного характера. Она называлась "Бунтовщик или расист". Имелся в виду тот факт, что за статью о Чечне (где я предлагал различные радикальные способы решения чеченской проблемы, которые, кстати, спустя 5 лет, стали чуть ли не государственной политикой) в России меня обвинили в разжигании национальной, социальной и религиозной розни. Нашлись "доброжелатели" и за границей - перевели мою статью на английский, и на меня полились те же самые помои - мол, Могутин расист и фашист. В Америке же такое клеймо автоматически закрывает перед тобой все двери. С подачи американской гей-журналистки Маши Гессен (не знаю, за что она меня так невзлюбила) из-за моего приезда была устроена целая акция протеста. По всему Нью-Йорку расклеили пасквили с моей фотографией... Так что я пробился не благодаря, а вопреки. Со временем стал писать на английском для западных изданий, выступал в колледжах и университетах с лекциями по журналистике и по современной русской литературе. И везде я ощущал к себе подозрительное и предвзятое отношение. Люди терялись и не знали, как со мной общаться. С одной стороны, статус политического беженца приравнивал меня к диссидентам, а с другой - ни по имиджу, ни по возрасту я не был похож на жертву. Возможно, поэтому мне не давали гранты - слишком молод, красив и жалость не вызываю.

- А работа продавцом, мальчиком на телефоне - тоже миф?

- В общей сложности я перепробовал массу специальностей совершенно не творческого свойства. Продавал дизайнерские шмотки богатым пидорам в дорогом нью-йоркском магазине "Блю мингдейлз". Через месяц меня оттуда уволили за прогулы и выход на работу в нетрезвом состоянии. Потом на полгода я переквалифицировался в ассистента менеджера. Занимался переводами, отвечал на телефонные звонки в офисе фирмы, расположенной на 53-м этаже башни Карнеги-холла, откуда открывался завораживающий вид на весь Манхэттен. В отсутствие босса я приводил в его кабинет парней, и мы занимались любовью на полу, на диванах, на столе шефа. Как только следы наших оргий обнаружили - меня уволили. Полгода я получал пособие по безработице (300 долларов в неделю, если вычесть все налоги - сумма ничтожная). Однако она дала мне возможность не думать о куске хлеба и написать сборник стихов "Упражнения для языка", издать который мне помогли художники Саша Захаров и Юра Горбачев. Потом я познакомился с известным фотографом Артуром Трессом (ветераном гей-фотографии, которой он занимается с 60-х годов). Тресс предложил мне позировать ему обнаженным. А почему бы и нет, подумал я и согласился. Новый опыт и ощущения никогда не помешают. Мои фотографии пользовались успехом. Я стал зарабатывать деньги как фотомодель, снимался для порножурналов. Затем в моей жизни появился канадский режиссер Брюс ЛяБрюс. Я сделал с ним интервью, и мы подружились. А вскоре я уже снимался в его фильме "Скинхеды" (о банде скинов, терроризирующих Лондон и задницы друг друга). Я играл одного из главарей. Никто и представить не мог, что фильм будет иметь такой успех, особенно в Германии. Моими плакатами был увешан весь Берлин. Мы с нашим фильмом объездили полмира, были на многих кинофестивалях.


- "Скинхеды", насколько мне известно, голубое порно?

- Преимущественно, хотя у меня там была одна сцена с известной моделью Ники Умберти, где я ее трахаю на кухне и одновременно пою по-русски "Интернационал". По ходу дела мы с ней разносим в пух и прах всю кухню. Потом я со скандалом выгоняю свою подружку из дома и в порядке эксперимента даю себя трахнуть двум скинам. Так я стал первой русской порнозвездой на Западе. Я давно хотел сняться в порно, и когда моя мечта осуществилась, она потеряла для меня всякий интерес. Я авантюрист, поэтому мне скучно заниматься одним и тем же делом долгое время. Пока съемки были откровением для меня и даже маленькой победой над собой, я играл. А когда азарт уступил место профессионализму, я решил бросить кино.


- Но ведь, говорят, в порно платят хорошие деньги.

- Иллюзия. Большие гонорары получают только суперзвезды уровня Чиччолины или Джеффа Страйкера. Большинство же порноактеров, чтобы обеспечить себе нормальный уровень жизни, вынуждены соглашаться на поточный метод - по фильму в месяц. При таком адском ритме съемки превращаютсяв тупую, физически изматывающую работу. Не секрет, что все порнозвезды сидят на виагре. Я сам ее жрал для эрекции. Ненавижу ее, потому что в принципе мужчина, принимающий виагру, не получает от сношения никакого кайфа. Кончить на виагре бывает сложно и мучительно. А если ты не кончишь, то все может плохо кончиться для тебя. Виагра же искусственно стимулирует кровообращение, и в результате - большая смертность от сердечных приступов, особенно среди пожилых мужиков. У меня после виагры всегда было похмелье, вялость и дикая головная боль. Свои опыты с виагрой и работу в порно я достаточно подробно описал в "Сверхчеловеческих супертекстах".


- Читая твои последние интервью, я заметила, что ты не слишком жалуешь Америку. По-моему, неэтично критиковать страну, которая тебя приютила.


Фото из проекта 'Сон терминатора'

- Меня многие обвиняют в антиамериканских настроениях и называют неблагодарной свиньей. Я всегда критически отношусь к любой идеологии и пропаганде, в том числе и к мифу о том, что Америка - страна плюрализма и демократии. Ситуация в Штатах такова, что мозги американцев промыты гораздо серьезнее и сильнее, чем у россиян. Янки действительно искренне верят, что они самые лучшие, что они избранная нация и носители нового мирового порядка. Они жуткие шовинисты, не знают и не хотят знать ничего, кроме своей страны. Американский масскульт - все их диснеи, голливуды и эмтиви - как раковая опухоль, полностью захватили всю территорию, практически не оставив места для независимых режиссеров и художников. Особенно раздражает американское ханжество. К примеру, во многих штатах действует закон против содомии. Причем если муж склоняет к анальному акту свою жену, то она имеет право через суд посадить его за непристойное предложение. Никогда не задумывалась, почему там так много насилия по телевизору и в кино? Поскольку на секс наложено табу, насилие стало его заменителем. Вместо того чтобы трахаться, школьники убивают своих одноклассников и учителей. Их же с утра до вечера масс-медиа пичкают всевозможными маньяками и убийцами.


- Расскажи о своей самой эпатажной акции в Америке.

- Таких было много. Например, история о том, как я набил морду недовольному слушателю во время выступления в одной галерее в Сохо. Аудитория состояла в основном из одних пидоров. Я читал поэму, посвященную убийце Версаче Эндрю Кунанану. Убийство Версаче было тогда сенсацией сезона. Развернулась подлинная истерия, как будто речь шла о некой вселенской битве Добра и Зла, в которой "плохой" пидор Кунанан замочил "хорошего" пидора Версаче, после чего его моментально объявили великомучеником. А для меня он всегда был олицетворением пошлости и дурновкусия. Взять хотя бы его малиновые пиджаки с золотыми бляхами и медузами во всю спину... Любовь к Версаче роднит и итальянских мафиози, и новых русских, и американских обывателей. В поэме я фантазировал о том, как мы трахаемся с Кунананом, поедая экскременты друг друга, чтобы не оставлять никаких улик, а потом выходим на тропу войны и отстреливаем кучу знаменитых пидоров и активистов церкви сайентологии. В нашем списке были и Кельвин Кляйн, и Том Круз, и Дэвид Геффен, и Джон Траволта. Во время чтения из зала донесся крик: "Отвратительно. Заткните ему пасть...". Я попросил парня заткнуться самому. Но он не унимался. Тогда я встал, прошел через весь зал и в полной тишине дал ему кулаком по морде. Пидор отлетел к стене, потом встал и убежал. И тут публика взорвалась овацией. Я же вернулся на свое место и закончил поэму словами: "Нам не нужны эмоции и слова - только поступки". Получилось эффектно. Многие были уверены, что мы специально устроили драку и что пидор был подсадной уткой. На моих выступлениях часто случаются эксцессы, потому что обычно люди не знают, как им реагировать на мои тексты. Они не врубаются в их иронию. Поэтому сидят и гадают, кто же он, Могутин. Клоун? Оголтелый маньяк? Или законченный негодяй?


- Или гомосексуалист? Кстати, последнее время тебя чаще видят в обществе красивых девушек, чем припидовленных парней. Неужели поменял ориентацию?

- Моя сексуальность никогда не ограничивалась только гомосексуализмом. В "Супертекстах" я описываю роман с одной русской девушкой, отношения с которой, к сожалению, оборвались после издания книги. Она обиделась на меня за то, что я в мельчайших подробностях описал наш с ней секс. Так было не раз. Люди, невольно ставшие моими персонажами, потом болезненно реагировали на публикацию моих текстов. Я никогда не изменяю имена своих героев. Поэтому со мной опасно иметь дело. Я все всегда публикую.


- Каков сейчас твой статус в Америке?


Фото из проекта 'Cон терминатора'

- Благодаря фильму "Скинхеды" я стал знаменит. Мои фотографии появляются в модных журналах. Меня узнают на улицах. А вот с социальным статусом пока проблемы. Я ждал Грин-карту, но ее получение затянулась из-за того, что меня арестовали в магазине за воровство двух дисков. Я был в обкуренном состоянии и не отдавал отчета в своих действиях. За что на сутки был посажен в тюрьму. Потом пришлось потратить кучу денег на адвоката. Закончилось все вполне романтично. Отработал неделю принудительно на хайвеях Южного Бронкса - был единственным белым в бригаде из 30 черных уголовников. Впрочем, я всегда воровал. Клептомания неизлечима.


- Чеченцы приговорили тебя к расстрелу. Не страшно было ехать сюда?

- Как говорит одна моя знакомая: "Волков бояться - в лесу не е...ться". Вообще чувство опасности во мне притуплено, иначе бы я не занимался многими вещами в своей жизни. Например, не трахался бы без гандона и не употреблял столько наркотиков. Но я ненормальный человек, поэтому заведомо рискованные, опасные вещи и люди всегда притягивают меня.


- Ты уезжаешь, и неизвестно, когда вернешься.

- Благодаря Интернету любое расставание превратилось в чисто формальный акт. Потому что стоит набрать мой адрес http://www.slavamogutin.com, как я сразу же отзовусь.

Мила Серова,
"Мегаполис-Экспресс"



О людях, упомянутых в этой публикации



· Ярослав Могутин


Copyright © Эд Мишин
Главный редактор: Владимир Кирсанов

Рейтинг@Mail.ru

Принимаем книги на рецензии от авторов и издателей по адресу редакции. Присылайте свои материалы - очерки, рецензии и новости литературной жизни - на e-mail. Адрес обычной почты: 109457, Москва, а/я 1. Тел.: (495) 783-0099

Полезняшки: