gay
 


  Российский литературный портал геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов
ЗНАКОМСТВА BBS ОБЩЕСТВО ЛЮДИ ЛИТЕРАТУРА ИСКУССТВО НАУКА СТИЛЬ ЖИЗНИ ГЕЙ-ГИД МАГАЗИН РЕКЛАМА
GAY.RU
  ПРОЕКТ ЖУРНАЛА "КВИР" · 18+ ПОИСК: 

Авторы

  · Поиск по авторам

  · Античные
  · Современники
  · Зарубежные
  · Российские


Книги

  · Поиск по названиям

  · Альбомы
  · Биографии
  · Детективы
  · Эротика
  · Фантастика
  · Стиль/мода
  · Художественные
  · Здоровье
  · Журналы
  · Поэзия
  · Научно-популярные


Публикации

  · Статьи
  · Биографии
  · Фрагменты книг
  · Интервью
  · Новости
  · Стихи
  · Рецензии
  · Проза


Сайты-спутники

  · Квир
  · Xgay.Ru
  · Юркун



МАГАЗИН




РЕКЛАМА







В начало > Публикации > Фрагменты книг


Френсис Марк Мондимор
Глава I. Когда не было "гомосексуализма"
(фрагмент книги: "Гомосексуальность: Естественная история")

Взгляды других культур

Слова "гомосексуализм" не существовало до 1869 года, когда оно впервые появилось в памфлете, написанном в форме открытого письма министру юстиции Германии (нем. homosexualitat). Когда принимался новый уголовный кодекс Северо-Германского Союза, возникли дебаты по поводу сохранения в нем статьи из уголовного кодекса Пруссии, согласно которой сексуальный контакт между лицами одного пола считался преступлением. Автор памфлета, Карл Мария Кертбени (1824-1882), был одним из числа ученых, писателей и юристов, положивших начало развитию представлений о сексуальной ориентации. Идея о том, что склонность к людям своего пола может быть неотъемлемым и неизменным свойством личности, была абсолютно новой. Прошли тысячи лет, утонченные и сложные цивилизации пережили расцвет и падение, прежде чем появилось слово и даже само понятие "гомосексуальность". Для того чтобы понять гомосексуальность сегодня, нам нужно уяснить, как гомоэротическая чувственность вписывалась в эти древние культуры.

В древнегреческом и латинском языках нет слова, которое можно было бы перевести как "гомосексуальность", главным образом потому, что в этих обществах существовало другое понимание сексуальности, чем у нас. Используемые нами понятия и категории базируются на половой принадлежности сексуальных партнеров: "гетеросексуальность" - сексуальные отношения связывают людей разного пола, "гомосексуальность" - одного. По-видимому, такой образ мышления не был свойствен другим народам в другие времена - антропологи, историки, социологи приводят сведения о многих культурах, в которых влечение к своему полу занимает совершенно иное место, чем сейчас. Антрополог Маргарет Мид имела в виду именно это отличие, утверждая в 1933 году, что, "когда мы изучаем более простые общества, нас не может не впечатлить то многообразие возможностей, из которого человек выбирал несколько и создавал прекрасные и выразительные социальные полотна, которые мы называем цивилизациями". Как у греков и римлян не найти слов для наших сексуальных категорий, так и у американских аборигенов, чья жизнь описывалась исследователями, миссионерами и антропологами с XVII века, существовали такие сексуальные категории, для которых нет слов в нашем современном языке.

Именно поэтому в последующих главах, посвященных описанию нравов и обычаев у людей древних эпох, современные понятия "гомосексуальность" и "сексуальная ориентация" будут блистать своим отсутствием. Внутри этих культур сексуальный контакт между лицами одного пола не обязательно рассматривался в качестве отличительной черты особой группы или подкласса людей, там не существовало категории "гомосексуалистов". Наоборот, в некоторых культурах наличие гомоэротических отношений предполагалось в сексуальном опыте каждого члена общества, на основании чего можно было бы оспорить существование "гомосексуальности" как особого личностного свойства.


Древние греки

Упоминания о сексуальных отношениях между мужчинами в произведениях Платона или других греческих философов сильно смущали английских ученых викторианской эпохи.

В созданном на рубеже XIX и XX веков романе Форстера "Морис", описывающем пробуждение гомосексуальных чувств у студента Оксфорда, профессор советует юноше при переводе философского произведения "избегать упоминания об ужасном грехе древних греков". Переводы различных трудов греческих философов очищались от намеков на эротические чувства мужчин к юношам.

В современных переводах эти места имеют недвусмысленно гомоэротический характер:

Тогда Херефонт, обратившись ко мне, сказал: "Как нравится тебе юноша, Сократ? Разве лицо его не прекрасно?" "Необыкновенно прекрасно", - отвечал я. "А захоти он снять с себя одежды, ты и не заметил бы его лица - настолько весь облик его совершенен".

Продолжительная дискуссия об истоках, значении и философии любви происходит в "Пире" Платона, написанном, как предполагают, в 386 году до н. э. В одной из частей диалога его участники размышляют об относительных достоинствах разных видов любви. Федр рассказывает о мифическом Орфее, спустившемся в Аид ради спасения своей жены из царства мертвых, и Ахилле, греческом герое из поэмы Гомера "Илиада", убитом, когда он пытался отомстить за смерть своего любовника Патрокла. Орфей был наказан за свое малодушие, из-за которого потерпел неудачу в своей миссии, тогда как "Ахилла боги послали на Острова Блаженных" за смелость.

Далее по ходу действия "Пира" юноша Алкивиад, прибывший на философское собрание с опозданием (и пьяный), описывает свои попытки соблазнить Сократа в повествовании, которое как будто сошло со страниц современной гомосексуальной литературы. "Полагая, что он зарится на цветущую мою красоту..." - начинает Алкивиад и далее рассказывает, как осторожно, но упорно он изобретал все более благоприятные ситуации, чтобы добиться близости с Сократом. Алкивиад устраивает встречи наедине, но Сократ остается холоден. Даже совместная борьба в гимнастическом зале не возбуждает его. Алкивиад приглашает Сократа на ужин, но его разборчивый гость уходит сразу же после его окончания. Второй ужин поначалу кажется более обещающим: "Залучив его к себе во второй раз, я после ужина болтал с ним до поздней ночи, а когда он собрался восвояси, я сослался на поздний час и заставил его остаться". Сократ засыпает, но Алкивиад будит его и говорит: "Мне кажется, что ты единственный достойный меня поклонник". Сократ отвечает с иронией, что уже потерян для юноши с горячей кровью, но последний, тем не менее, ложится на одно ложе с философом: "...и, обеими руками обняв этого поистине божественного, удивительного человека, пролежал так всю ночь". Алкивиад, осознав, что все его уловки тщетны, приходит в изумление, увидев, что Сократ снова заснул, и вынужден униженно признаться, что ничего более не произошло: "Проспав с Сократом всю ночь, я встал точно таким же, как если бы спал с отцом или со старшим братом".

Этот рассказ, и особенно отсутствие у Сократа интереса к Алкивиаду, побуждает присутствующих философов к дальнейшей дискуссии о видах и свойствах любви, а сдержанность Сократа и его самоконтроль вызывают всеобщее восхищение. Важным для итогов спора является скрытый смысл, заложенный в рассказ Платоном: Сократ не реагирует на приставания Алкивиада так, как ожидалось (и как отреагировали бы многие мужчины). То, что, проводя время, занимаясь борьбой, обедая наедине и возлежа на одном ложе с привлекательным молодым юношей, можно позволить "ничему не случиться", представлено как удивительный поворот событий.

Множество художественных и литературных произведений этого периода описывают мужскую гомосексуальность. В книге специалиста в области античности К. Дж. Довера "Гомосексуальность древних греков" двадцать страниц посвящено изображениям ваз и фрагментов керамики с гомоэротическими деталями росписи, датирующихся IV и V веками до н. э. Шедевры греческой драмы содержат многочисленные намеки на сексуальные отношения мужчин. Циклоп, герой одноименной трагедии Еврипида, открыто заявляет: "Юноши мне нравятся больше девушек".

Эти мужчины не были гомосексуалистами в современном смысле этого термина. У древних греков не было такого слова или понятия. Возможно, правильнее будет сказать, что у них практиковалось что-то вроде "бисексуальности", когда, по крайней мере среди мужчин, допускались сексуальные отношения с партнерами обоих полов. Однако даже этот термин не подходит для описания их сексуальности, так как фундаментальные различия между сексуальными нравами в Древней Греции и нашем обществе делают сравнение двух культур затруднительным. Дальнейшее описание сексуальных нравов античности в сопоставлении с нашими собственными проиллюстрирует эти различия.

В конце XX века высшим проявлением сексуальности обычно считаются постоянные, заботливые отношения двух людей, основанные на взаимном уважении и ставшие результатом свободного выбора. Романтическая любовь восхваляется и лелеется, рассматриваясь в качестве прелюдии к более глубокому связующему процессу, к "счастью навечно", которого жаждут многие из нас. Эти формы двусторонних отношений являются основой для рождения детей, их воспитания и существования семьи в нашей культуре; романтическая любовь ведет к браку, сексуальным отношениям и продолжению рода. Анализ древнегреческого общества открывает, что продолжение рода и сексуальность там не были связаны подобным образом. Для продолжения рода секс был необходим, и брак считался единственным узаконенным путем половых отношений, но, по крайней мере для мужчин, существовало также множество форм получения сексуального удовольствия и вне брака. Так как идея романтической любви еще полностью не была сформирована, мужчине не приходилось хранить верность в браке, чтобы пользоваться уважением. (Как мы увидим, эти правила существенно отличались в отношении женщин.)

Хотя сексуальное удовольствие и брак у греков не были неразрывно связаны, такая связь, несомненно, существовала между сексуальностью и доминированием. Далекие от того, чтобы быть взаимным опытом, сексуальные действия всегда обладали определенной направленностью. Секс был чем-то, что кто-то делал с другим, и анатомический императив диктовал, чтобы этот "кто-то" был мужчиной (точнее, пенисом). Даже язык секса в двух культурах отражает разницу в отношении к сексу. У древних греков существовали специальные слова, описывающие сексуальные действия, часто специфицирующие особенности ввода пениса в отверстие (например, pedico, что означало "проникать анально"). В современном английском принятые слова и фразы обычно выражают взаимность и взаимодействие - то, что наша культура ожидает от допускаемых законом и уважаемых форм сексуальных отношений: люди "занимаются любовью" (make love), "занимаются сексом" (have sex), "вступают в связь" (have intercouse). Слова более выраженной "направленности", отражающие доминирование, по-прежнему популярны, но считаются грубыми и непристойными: screw, fuck, get laid (трахать).

Понимание сексуальных действий исключительно в понятиях доминирования и подчинения обеспечило основу для практики унижения побежденных врагов - женщин и мужчин - насилием над ними. Изнасиловать означало унизить и опозорить. Степень социальной приемлемости полового акта определялась не полом партнеров, а скорее балансом силы между ними. Процитирую Давида Гальперина, специалиста в области античности, который много писал о вопросе гомосексуальности древних греков: "В древних Афинах сексуальные объекты подразделялись не на мужчин и женщин, а на активных и пассивных, агрессивных и покорных".

Среди древних греков сексуальные отношения между мужчинами одной социальной группы были теснейшим образом связаны с общественным положением и развивались в соответствии с правилами, гарантирующими, что ни одна из сторон не будет унижена и не навлечет обвинений в проституции. Идеальная мужская пара состояла из старшего активного партнера и более молодого пассивного. Тогда как старший партнер получал удовольствие от полового акта, считалось, что младший не испытывает его. Эти две роли получили разные наименования: старший партнер назывался erastes, младший - eromenos. Не практиковалось ни орального, ни анального полового акта - только сношения, проиллюстрированные рисунками на керамике: старший партнер помещал пенис между бедер младшего, когда оба находились в положении стоя. Вопрос о том, насколько молодым должен был быть eromenos, продолжает дискутироваться. Некоторые рисунки изображают, как взрослый мужчина ласкает мальчика допубертатного возраста, на других партнер предстает юношей - высоким, сильным, хорошо сложенным. Гальперин, исследовав письменные источники и произведения искусства древних греков, делает вывод, что в рамках этой культуры наиболее сексуально привлекательным считался молодой человек в период поздней юности, "в короткий период между отрочеством и зрелостью... приблизительно соответствующий возрасту американских студентов". Предполагалось, что, когда eromenos пересекал этот возрастной рубеж, отношения заканчивались. Бывший eromenos теперь должен был вступить в брак с женщиной, но он также мог стать erastes, старшим партнером в сексуальных отношениях с юношей.

Являлись ли сексуальные связи почетными и принятыми обществом, - определялось у древних греков не полом партнера и не тем, существовали ли между сексуальными партнерами исключительные отношения, базирующиеся на романтической любви. Создание пары считалось приемлемым или нет в зависимости от возраста и общественного положения партнера. Для мужчин не имело никакого значения, был ли их партнер мужского или женского пола и были ли они связаны браком друг с другом. Было общепринято и даже предполагалось, что мужчина может иметь жену и состоять в отношениях с юношей одновременно, хотя бы в течение какого-то срока.

Отношения eromenos и erastes были воспеты в античной поэзии и изложены в философии любви и красоты Платоном. Изображения мужских пар украшали вазы и урны и обычную домашнюю утварь. Любовь к юношам идеализировалась и наделялась специфическими чертами, которые отличали ее от любви к женщинам, - "небесного Эрота" Павсаний в "Пире" противопоставляет "Эроту пошлому". Сексуальные отношения между мужчинами были не только допустимы, но и считались необходимым дополнением репродуктивных половых отношений.

Важно помнить, что отношения eromenos и erastes были идеальной моделью сексуальных отношений между мужчинами, а реалии страсти могли иметь больше сходства с чувственными комедиями Аристофана. Возможно, утверждение, что межбедерное сношение было единственной формой любви между мужчинами в Древней Греции, является ошибочным. Существуют изображения анального сношения на вазах и ссылки на него в письменных источниках, также можно сказать, что межбедерное сношение было скорее исключением, чем правилом, в мужских публичных домах. Поскольку объект полового проникновения считался играющим пассивную роль женщины и по существу отказывающимся от более ценной мужской роли, статус пассивного партнера был девальвирован и служил предметом насмешек в греческой комедии. Рафинированные диалоги Платона, возможно, уже не более отражают истинную широту античной сексуальности, чем пьесы Джорджа Бернарда Шоу - сексуальность Англии викторианской эпохи.

Хотя древнегреческие произведения представляют женщин и юношей в качестве почти взаимозаменяемых объектов желания для большинства мужчин, древние греки осознавали, что некоторые мужчины сохраняли большую склонность к другим мужчинам на протяжении всей их жизни. Также, отделяя половой долг от сексуального удовольствия, эти мужчины могли вступить в брак и в дальнейшем иметь детей, но по-прежнему предпочитали юношей в качестве сексуальных партнеров. Философы Бион и Зенон, так же как и Александр Великий, были известны своим почти исключительным интересом к мужчинам.

Аристофан в "Пире" объясняет эти вариации в сексуальных склонностях, ссылаясь на мифологических предков людей, у которых было две головы, по две пары рук и ног и двойные половые органы. Некоторые из этих созданий были наполовину женщинами, наполовину мужчинами, другие - сдвоенными мужчинами и сдвоенными женщинами. "Страшные силой и мощью", они стремились взобраться на небеса и вступить в бой с богами, что заставило Зевса ослабить их, разделив их так, "как режут яйцо волоском". Каждая новая "половина" искала свою пару - мужскую или женскую, одного с ней или противоположного пола, в зависимости от устройства первоначального двойного создания. Того, кто происходил от "двойного мужчины", "влечет ко всему мужскому... из пристрастия к собственному подобию. Когда кому-либо... случается встретить как раз свою половину, обоих охватывает такое поразительное чувство привязанности, близости и любви, что они поистине не хотят разлучаться даже на короткое время". Аристофан говорит также, что у подобных мужчин "нет природной склонности к деторождению и браку; к тому и другому их принуждает обычай". Поражает отсутствие особого определения для подобного человека. Хотя мифологическое толкование Аристофана очень близко к попытке описать происхождение сексуальной ориентации в современном смысле, рассказчик не чувствует никакой необходимости присваивать особые названия своим категориям людей. У греков не было слов для гомосексуальности и гетеросексуальности, потому что во всех мужчинах предполагалась способность испытывать страстные чувства как к мужчинам, так и к женщинам. Подобное отношение неразрывно связано с доминированием мужчин в древнегреческом обществе и с моделью доминирования/ подчинения в сексуальных отношениях: сексуально доминирующий мужчина в отношениях и с мужчинами, и с женщинами не подвергался критике.

Хотя современный термин, определяющий женскую гомосексуальность, происходит от названия греческого острова Лесбос, почти ничего не известно о Сафо, самой знаменитой из островитян, жившей в VI веке до н. э. Поэзия Сафо вдохновила Платона назвать ее десятой музой, но факты ее жизни неполны и получены из вторых рук. Хотя из произведений Сафо сохранились только фрагменты, среди них есть стихотворения о страстной любви, в отношении которых очевидно, что их адресатом является женщина. К сожалению, греки не много писали о женской сексуальности - как во времена Сафо, так и во времена Платона. В стихах поэта VII века до н. э. Алкмана девушки воспевают красоту любимых сверстниц, и существует несколько примеров росписи и фрагментов стихов на эту тему. Многое из того, что сохранилось (особенно более позднего происхождения), носит откровенно порнографический характер. Женский гомосексуализм среди проституток изображен в рисунках на вазах, и с I века н. э. в греческих источниках начинает использоваться термин "трибадия". И греки, и римляне изображали трибад как женщин, которые для сношения с другими женщинами использовали либо искусственный фаллос, либо представлялись обладающими достаточно большим клитором для этого. Термин "трибадия" хорошо прижился в XX веке как уничижительное определение женской гомосексуальности, хотя с конца XIX века общеупотребительным являлся более литературный термин "лесбийская любовь".

Об отношении древних греков к женской гомосексуальности нельзя судить сколько-нибудь определенно. Тем не менее в одной из работ о жизни и творчестве Сафо утверждается, что, как и мужчины, женщины в Древней Греции (или хотя бы на Лесбосе в VI веке до н. э.) могли свободно выражать гетеросексуальные и гомосексуальные чувства, не будучи осужденными обществом и не неся на себе особого ярлыка: "Сафо была поэтом, любящим женщин. Она не была лесбиянкой, писавшей стихи".


Феномен бардашей

Во время путешествий по Северной Америке в середине XVIII века французские миссионеры и исследователи заметили среди аборигенов мужчин, которые исполняли роль женщин и носили женскую одежду (транссексуалы), в качестве своих сексуальных партнеров избирая мужчин. По отношению к этим мужчинам, а также женщинам, которые носили мужское платье, принимали участие в охоте, военных битвах и других занятиях, расценивающихся их культурой как мужские, было применено французское слово berdache (мужчина-гомосексуалист).

Европейцы определяли мужчин-бардашей как "содомитов, склонных к мерзостям", "предающихся самым низким страстям". Они были шокированы, узнав, что транссексуальное и гомосексуальное поведение не только считалось допустимым среди индейцев, но и в некоторых индейских племенах бардаши были уважаемы и даже почитаемы.

В отдельных племенах американских индейцев бардаши полностью усваивали стиль одежды, манеры и роль в обществе противоположного пола. В этих обществах мужчины-бардаши выполняли "женские" домашние обязанности, такие как приготовление пищи, забота об одежде и хорошем состоянии орудий труда, занятие сельским хозяйством. Женщины-бардаши делали оружие и охотились. В других племенах бардаши одевались и вели себя в соответствии со своим биологическим полом, беря на себя только социальную роль противоположного пола.

Хотя в некоторых сообществах к бардашам относились так, как будто они действительно являлись людьми противоположного пола (например, мужчинам-бардашам приписывался статус женщин, и при исполнении ритуалов и табу в них видели женщин), в большинстве племен они идентифицировались как люди третьего пола - не мужчины и не женщины. По этой причине феномен бардашей был назван примером трансгендерной гомосексуальности (транс- в данном случае - "по ту сторону"). Среди этих народов не считалось, что мужчина, состоящий в интимных отношениях с бардашом, имел половые отношения с другим мужчиной. Хотя биологически бардаш являлся мужчиной, он, тем не менее, отличался от мужчины, с ним мужчинам дозволялось вступать в интимные отношения. Женщины-бардаши, согласно историческим исследованиям, часто имели "жен" или постоянных сожительниц. Бардаши не вступали в половые отношения с другими бардашами, существовало табу на подобные связи, которые рассматривались как форма инцеста.

Бардаши были главным образом гомосексуалистами, то есть выбирали себе партнеров одного с ними биологического пола, но это не было исключительным правилом, и описаны вариации этого явления в отдельных индейских обществах. Некоторые бардаши вступали в половые отношения и с женщинами, и с мужчинами. Кто-то из них не принимал на себя роли бардаша до достижения зрелого возраста, а некоторые отказывались от этой роли спустя несколько лет после ее принятия. Часть бардашей не вступала в брак; кто-то из них одевался в соответствии с ролью бардаша, получая соответствующий статус и особые условия существования, но сексуальным поведением они напоминали гетеросексуалов.

Считается, что явление бардашей было широко распространено в Америке, представлено в каждом крупном племени от ирокезов на северо-востоке и вдоль всего восточного побережья до племен пима, навахо, иллинойс, арапахо и мохаве на Великих Равнинах; в племенах яки и сапотеков в Мексике, в нескольких южноамериканских племенах и среди эскимосов Аляски. Португальский первопроходец Педру ди Магалхалиш ди Гуандаву, обнаружив во время своего путешествия по северо-западу Бразилии в 1576 году племя женщин-воинов, отмечал: "Они носят мужскую прическу, ходят на войну с луком и стрелами, охотятся за дичью... у каждой из них есть женщина, которая ей служит и называется ее женой". Ди Гуандаву назвал реку, протекающую через эту территорию, в честь женщин-воительниц из греческой мифологии Амазонкой. Американский антрополог Рут Андерхилл уже в 1930-е годы описала положение бардашей в племени папаго.

Мифология американских индейцев включает в себя истории о происхождении бардашей, положенные в основу тех ролей, которые они играли в индейской культуре. В космогоническом мифе племени навахо Первая Женщина и Первый Мужчина жили трудно и несчастливо до тех пор, пока два близнеца, Юноша Бирюза и Девушка Белая Раковина - первые бардаши - не научили их заниматься сельским хозяйством, делать глиняную посуду, плести корзины и пользоваться я каменным топором и мотыгой (в племени навахо бардаши назывались словом nadle, которое переводилось как "тот, кто преображен"). Другие мифы описывают превращение обычных мужчин и женщин в бардашей при сверхъестественном вмешательстве животных и духов. У некоторых индейских народов есть мифы о людях и племенах, наказанных за попытку помешать "превращению". В мифе манданов, когда воин пытается заставить бардашей из своего племени отказаться от традиционной одежды и роли в обществе, разгневанные духи наказывают племя и многие люди умирают.

Индейцы племени папаго считали, что дети становятся бардашами, увидев сверхъестественные сны. В своих записях 1930-х годов Андерхилл описывала, как родители, заметившие в сыне склонность к выполнению женских занятий, проверяли, обладает ли он качествами бардаша. Положив в заросли кустов мужской лук и стрелы и женскую корзину, они приказывали мальчику войти в заросли, а потом поджигали кусты и смотрели, что он понесет с собой, когда побежит из огня. Если мальчик брал с собой корзину - он объявлялся бардашом. О подобном ритуале поджигания кустов сообщал и журналист, побывавший у калифорнийских индейцев в 1871 году.

Из-за своей особой связи с богами и духами мужчины-бардаши часто являлись шаманами племени или знахарями. Исполняя роли священника и врача, шаман помогал больным и руководил исполнением религиозных обрядов, совершаемых ради успеха в охоте и на войне; также считалось, что он обладал даром ясновидения и способностью видеть вещие сны. Мужчины-бардаши были уважаемы не только как обладатели сверхъестественных способностей, но и как превосходные мастера, известные своими исключительными умениями ткать и делать глиняную посуду.

Когда-то амазонки были самыми выдающимися воинами и охотниками племени. Об амазонке XIX века, известной только как Женщина - вождь племени индейцев кроу в верховьях Миссури, писали, что "ее образ жизни наряду со смелыми подвигами вознесли ее на вершину почета и уважения... Индейцы гордились ею и пели для нее хвалебные песни, слагаемые после каждого ее бесстрашного поступка. Когда созывался совет всех вождей и воинов племени, она занимала свое место среди них, считаясь третьим по рангу человеком среди 160 присутствующих". Обладая привилегией верховных вождей, выдающаяся амазонка имела не одну, а три жены.

Как гомосексуальность древних греков может быть понята лишь в контексте их культуры, так и феномен бардашей должен быть рассмотрен в свете культуры этих древних народов. Две вещи здесь являются особенно важными. Во-первых, взгляды на сексуальность были мягкими и свободными. Коренные народы Америки видели в сексуальности дар мира духов, удовольствие, которое ценили и которым наслаждались в рамках и вне рамок брачных отношений и репродуктивных задач. Сексуальные игры между детьми и подростками были не только не запрещены, но даже поощрялись, и гомосексуальные связи между девушками и юношами рассматривались почти как закономерное явление, хотя и ожидалось, что большинство из них с возрастом прекратят эти отношения. Во-вторых, положение женщины у этих народов было гораздо свободнее по сравнению с их европейскими современницами. Женские роли были так же значимы, как и мужские, хотя и отличались от них. Женщины принимали участие в выборах вождей и нередко численно превосходили мужчин на советах племени. Племена часто склонялись к матриархату, и члены племени прослеживали свою генеалогию в большей степени по родовому древу матери, чем отца. Поскольку эти народы придавали равное значение женским и мужским ролям и в сексуальности видели дар духов, они спокойно воспринимали расхождение в проявлениях сексуальности.

Подобное восприятие было свойственно не всем индейским племенам. В отличие от других коренных народов, у ацтеков были законы, карающие гомосексуальные связи. Наравне с адюльтером и кровосмесительной связью гомосексуализм считался тяжким преступлением, наказуемым смертью. Этот беспощадный народ подчинил большую часть территории современной Мексики, упрочив свою власть ритуальными убийствами представителей покоренных племен. В отличие от индейцев Северной Америки, общество ацтеков было воинственным и патриархальным, уничижавшим социальную роль женщины. Существует предположение, что законы ацтеков против гомосексуализма были попыткой лишить завоеванные племена почитаемых традиционных лидеров - Шаманов-бардашей.

Прибытие колонизаторов в XV веке стало началом катастрофы и истребления коренных народов Нового Света. Испанцы пытались управлять индейскими племенами на юге, тогда как англичане и французы просто вытеснили индейцев севера к западу. Тот факт, что большая часть северных племен была переселена, но не уничтожена, возможно, объясняет то, что традиции бардашей у этих индейцев просуществовали достаточно долго и могли быть описаны исследователями и антропологами XIX и XX веков. В центральной части Америки, однако, испанские завоеватели казнили индейцев-бардашей на костре с тем же пылом, который проявляла инквизиция, сжигая "содомитов" в Испании. "Содомия" служила оправданием лишения индейцев их земель и богатств и, кроме того, рассматривалась как причина заболеваний, в короткий срок унесших жизни почти 90% населения коренных народов. В гибели миллионов индейцев от кори, гриппа, оспы - эпидемий, занесенных европейцами, - видели божью кару за грех содомии, что было ужасным предвестием взглядов, распространившихся после начала эпидемии СПИДа.

Большая часть коренных народов Америки с пониманием относилась к различным проявлениям человеческой сексуальности. В культурах, которые постулировали равенство мужчин и женщин, чувствовали связь со сверхъестественным и с уважением относились к его проявлениям в реальном мире, бардашей ценили как людей, выполняющих роль, которую не могли выполнить ни женщина, ни мужчина.


"Гомосексуальные" обряды инициации

Проводились исследования удаленных территорий и изолированных человеческих обществ, выяснявшие, существуют ли такие народы, чей образ жизни не затронут сложным процессом развития идей, сформировавших современную цивилизацию. Предполагается, что занимающиеся охотой и собирательством племена, живущие вдоль Амазонки, в тропических лесах на побережье Тихого океана, в отдаленных районах Африки, вели неизменное существование на протяжении десятков и, возможно, сотен тысяч лет. Изучение нескольких подобных культур антропологом Маргарет Мид в 1920-е годы привело к революционному пересмотру взглядов на сексуальность и сделало ее известнейшей фигурой своего времени и образцом для антропологов последующих лет. Более поздние исследования культуры тех же районов подтвердили и расширили информацию об однополой близости, что также является важным для изучения гомосексуальности.

В примитивных обществах Новой Гвинеи сексуальные отношения между мужчинами и мальчиками-подростками являлись значимым социальным институтом, обладали культурным и религиозным значением и выполняли важные функции в семейных и внутриплеменных отношениях. Детали обрядов, практикующихся некоторыми из этих племен, коробят чувствительность западного человека, нарушая один из наших строжайших запретов - на сексуальный контакт неполовозрелых детей с взрослыми. Тем не менее изучение этих народов обеспечивает уникальную возможность наблюдать сексуальное поведение в культурном контексте, совершенно непохожем на наш собственный. Ни одна попытка понять гомосексуальность не будет удачной без исследования этих культур, в которых сексуальное поведение, расценивающееся нами как пагубное и оскорбительное, считается жизненно необходимым для благополучного существования всех членов общества.

Наиболее объемные и исчерпывающие описания папуасской культуры, превратившей гомосексуализм в важный социальный институт, были сделаны антропологом Гилбертом Хердтом, который в 1970-е годы провел несколько лет в Новой Гвинее в племени, названном им самбия. Полагают, что этот район населяют выходцы из Азии, приплывшие на лодках тридцать тысяч лет назад и расселившиеся на Новой Гвинее, в Австралии и на тысячах маленьких островов южной части Тихого океана.

Важнейшим для понимания культуры самбия является знакомство с их представлениями о мужественности и женственности и происхождении этих черт в мужчинах и женщинах. Самбия, как и многие другие меланезийцы, до недавнего времени были вовлечены в постоянную борьбу с другими племенами, населяющими остров. Деревни уничтожались межплеменными набегами, и выживание групп людей прямо зависело от боевых качеств молодых мужчин. Мужество и героизм в бою были наиболее ценимыми мужскими чертами. (Хотя межплеменная рознь была запрещена законом в первой половине XX века, когда этот регион был взят под контроль правительством Австралии, разрешение конфликтов в форме схваток в защиту своих позиций и для устрашения противника все еще является значимым и исключительно мужским институтом.) Охота и изнурительная работа по расчистке джунглей для поселения и ведения сельского хозяйства возлагались на мужчин, сила и выносливость считались мужскими достоинствами. Женщины обрабатывали поля, рожали и растили детей, играя роли, считавшиеся второстепенными и просто обеспечивающими выполнение мужских функций и задач. В племени самбия мужественность ценилась высоко, а женственность принижалась. На самом деле считалось, что женщины представляют угрозу для мужественности своих сыновей и супругов и слишком большое женское влияние препятствует достижению зрелости. Сексуальный контакт с женщиной считался истощающим, выкачивающим эссенцию мужественности из доминирующей мужской части племени.

По мнению самбия, механизмы развития зрелых мужских и женских черт сильно различались. Женщины были женственны "от природы", их рост и развитие от незрелости к зрелости (формирование груди, начало менструации) происходили без какого-либо специального вмешательства. Чтобы стать Мужчинами, мальчикам, напротив, нужно было пройти через обряды инициации. Дети мужского пола забирались у матерей в допубертатном возрасте (приблизительно в восемь лет), чтобы жить с молодыми мужчинами. Самбия были убеждены, что мальчик не созреет физически и не будет способен к выполнению репродуктивной функции до тех пор, пока ему не будет привито семя зрелого мужчины. Считалось, что все положительные мужские качества: сила, мужество, охотничье мастерство и так далее - передавались только этим путем. Семя для них было эссенцией мужественности, без которой мальчик остался бы маленьким и слабым. В течение периода инициации мальчики и подростки выполняли правила и ритуалы, которые должны были выпустить и заменить другой вредоносную "женскую эссенцию", переданную им матерями, и очистить их тела. Самбия верили, что только от принятия семени зрелого мужчины на протяжении нескольких лет у мальчика формируются как вторичные половые признаки (волосы на лице, развитие мужской мускульной массы), так и черты мужской психологии и темперамента (мужество, агрессивность и так далее). Достигнув зрелости, индивид мужского пола принимал на себя активную роль в отношениях с другими допубертатными мальчиками. Даже после вступления в брак молодой мужчина в течение нескольких месяцев жил в "холостяцком" доме и имел сексуальную близость одновременно со своей женой и партнерами мужского пола.

Хотя племя, названное самбия, было изучено наиболее полно, эти виды инициации описывались и у других меланезийских народов Новой Гвинеи. Все они разделяли убеждение, что привитие семени имеет существенное значение для маскулинизации.

Этот тип узаконенных сексуальных отношений мужчины с мужчиной был назван межпоколенческой гомосексуальностью, а также преходящей бисексуальностью, так как, достигнув зрелости, каждый мужчина проявляет "гомосексуальность" только временно и по своей половой ориентации является преимущественно гетеросексуалом. Эта форма "гомосексуальности" является не постоянным атрибутом личности, а временной моделью поведения, которая отбрасывается в соответствии с установленными данной культурой сроками. Участники сексуального контакта также определены заранее. В некоторых племенах практикуется оральный секс, в других - анальное сношение. Хотя сексуальное поведение подчинено ритуалу, оно, тем не менее, эротично. Хердт описывает, как молодые мужчины, "возбужденные этим, шутят между собой об особенно привлекательных мальчиках, которых они предпочитают".

Хердт сообщает, что около 5% самбия отступили от принятых норм поведения, и описывает "нескольких мужчин, известных малым интересом к гомосексуальным отношениям и являющихся исключительно гетеросексуальными; нескольких, имеющих повышенный интерес к гомосексуальным отношениям, продолжающих практиковать их и после установленного времени". На самом деле, некоторые самбийские мужчины описаны как "гомосексуально ориентированные", рано проявляющие "сильный интерес к гомосексуальным действиям, сохраняющийся у них и по достижении зрелости, так что, став мужчинами, они наслаждаются гомосексуальными отношениями или даже предпочитают их... несмотря на доступность женщин в качестве сексуальных партнеров".

Как и народы, населявшие Америку до Колумба, самбия занимались охотой и собирательством. И те и другие освятили обычаем половой акт между людьми одного пола, но на этом их сходство заканчивается. У самбия гомосексуальный контакт был частью ритуала, базирующегося на примитивном понимании мужской психологии и развития. Инициация была событием, имеющим временные рамки, и не отличалась от ритуалов нанесения татуировок и рубцов, символизирующих достижение зрелости и практикующихся среди африканских племен, и ритуала обрезания мальчиков у евреев, выполняющегося в соответствии с религиозным требованием. У самбия не было понятия гомосексуальной личности, сопоставимого с индейским бардашом. Тем не менее замечание о том, что некоторые мужчины самбия не прекращали гомосексуальных отношений в положенное время, свидетельствует о предпочтениях по крайней мере некоторых из них. Но только немногие мужчины самбия остаются "гомосексуалистами" в зрелости, несмотря на всеобщий гомосексуальный опыт на протяжении отрочества и начала взрослой жизни.


Еще несколько замечаний о категориях

Рассмотрение гомосексуальности у древних греков, коренных народов Америки, племени из внутренних районов Новой Гвинеи ни в коей мере не является полным обзором культур и обществ, которые, в отличие от современных западных обществ, приняли, усвоили и узаконили гомосексуальность в качестве одной из основных составляющих своей культуры и общественной организации.

Древние римляне в большей или меньшей степени переняли отношение к гомосексуализму от древних греков. Считается, что у народов, населявших Европу до образования Римской империи, таких как древние кельты, существовали гомосексуальные обряды инициации и могли быть военные культы, в которых была принята гомосексуальная близость. Среди древних народов Средиземноморья, у древних сирийцев, хеттов, шумеров был принят ритуальный гомосексуальный контакт в религиозном контексте: половой акт с мужчинами, занимавшимися храмовой проституцией, был элементом культа некоторых божеств, сопоставимым с жертвоприношением животных или курением ладана. (Многие места в Библии, интерпретируемые некоторыми как запрещающие гомосексуализм, по-видимому, на самом деле обращены против этих идолопоклоннических действий.)

Присутствие гомосексуальных "любовных историй" в мифологии многих культур подтверждает, что эгалитарный гомосексуализм (половые отношения и эмоциональная привязанность между людьми, занимающими одинаковое социальное положение) был известен в древнем мире. Вавилонский эпос Гильгамеш" повествует о близких отношениях царя Гильгаша и его соратника Энкиду, которые некоторые исследовали считают сексуальными. Библейский Давид о своих чувствах к Ионафану говорит: "Любовь твоя была для меня превыше любви женской" (2 Цар 1:26).

Теперь становится очевидным, что слово "гомосексуальность" имеет отношение к самым разнообразным явлениям. Мы также встретили примеры отношений партнеров одного пола, которые с трудом вписываются в определение гомосексуальности в современном смысле этого слова. Каким образом связать все эти виды близости друг с другом, если это вообще возможно? Что общего между ритуальной гомосексуальностью племени самбия и транссексуальностью индейских бардашей? Как каждый тип отношений соотносится с современным понятием сексуальной ориентации?

Один из способов разобраться в этом смешении сексуальных категорий предлагает так называемый конструктивистский подход к пониманию человеческой сексуальности, в соответствии с которым сексуальное поведение определяется (или конструируется) той культурой, в которой живет человек. С этой точки зрения ни один из типов сексуального поведения более не может быть расценен как нормальный или аномальный по сравнению с другими. Следовательно, многие формы сексуальных отношений, связывающих мужчину с мужчиной, женщину с женщиной и мужчину с женщиной, рассматриваются сквозь призму времени и культуры, так как каждая культура конструирует особую форму сексуальности. Согласно этому подходу, сексуальные роли и манера поведения вытекают из присущих данной культуре религиозных, моральных и этических убеждений, правовых, политических, эстетических традиций, всех имеющихся научных и общепринятых взглядов на биологию и психологию и даже таких факторов, как географическое положение и климат. Конструктивистский взгляд предполагает, что сексуальные роли варьируются при переходе от одной цивилизации к другой, поскольку не существует врожденных сексуальных сценариев поведения человека. В Древней Греции, Америке до ее открытия Колумбом, Новой Гвинее и индустриальных странах XX века существуют разные представления о том, что является нормальным в сексуальных отношениях, из-за различий между этими культурами.

На первый взгляд утверждение, что истоки сексуальных моделей поведения коренятся скорее в нашей культуре, а не в природе, может показаться натянутым. Но существует множество примеров сексуального поведения, сконструированных обществом. Например, во многих культурах допускается, чтобы мужчина имел несколько жен или одну жену и несколько сожительниц - то, что мы считаем неприемлемым. Чувственные полнотелые обнаженные женщины на картинах Рубенса и Матисса воплощают образы женской красоты и сексуальной привлекательности, отличные от образов, созданных современной культурой. К известному аргументу о том, что красота и сексуальная привлекательность существуют в глазах зрителя, конструктивизм добавляет, что глаза наблюдающего всегда смотрят на предмет сквозь призму его культуры.

Противоположного взгляда придерживаются "эссенциалисты", предполагающие, что существует врожденная особенность личности, постоянная и неизменная на протяжении жизненного пути, которая неодолимо направляет эротическое влечение человека на людей противоположного или одного с ним пола (или, реже, обоих полов) независимо от культурного окружения. Эссенциалисты доказывают, что культурные факторы могут повлиять на форму выражения личностной сущности, но они не конструируют ее. Одновременное существование гомо- и гетеросексуальных отношений в разные времена и в разных культурах они приводят в качестве доказательства наличия существенно важной человеческой характеристики, которую мы теперь стали называть сексуальной ориентацией. Более подробно мы рассмотрим эти два различных понимания истоков гомосексуальности, конструктивизм и эссенциализм, в главе 10.

Самобытные особенности древних греков, бардашей, самбия должны заставить нас усомниться в понятиях "гомосексуальный" и "гетеросексуальный" или, по крайней мере, более внимательно отнестись к тому, что мы подразумеваем под ми терминами. Хотя понятия еще не вполне прояснены, мы ем условиться в отношении нескольких простых фактов человеческой сексуальности: 1) эротические чувства между лицами одного пола существовали на протяжении тысяч лет в необозримом пространстве различных времен и культур; 2) в некоторых культурах они считались естественной стороной человеческой сексуальности, дань которой в какой-то мере отдавали почти все члены общества; 3) почти в каждой культуре, которой мы коснулись, существовали люди, испытывавшие непреодолимое и постоянное влечение к лицам своего пола.



Copyright © Эд Мишин
Главный редактор: Владимир Кирсанов

Рейтинг@Mail.ru

Принимаем книги на рецензии от авторов и издателей по адресу редакции. Присылайте свои материалы - очерки, рецензии и новости литературной жизни - на e-mail. Адрес обычной почты: 109457, Москва, а/я 1. Тел.: (495) 783-0099

Полезняшки: